Fargo Stinker
Мы знакомы 6 лет. Довольно продолжительный срок, чтобы научится понимать человека. В нем я любила всё, но было одно качество, которое меня пугало. Риск. Необоснованный, слепой, страшный, бессмысленный и осознанный риск. Знаешь, есть такая забава… русская рулетка называется. Один патрон, 8 отсеков. Как повезет. Так вот, это детские шалости по сравнению с его риском.
Он гулял по проезжей части в час пик; он падал с крыши пятиэтажного здания (не случайно и не по пьяни, а «по приколу»); его били; его резали; он прострелил на спор себе плечо; он пил цианид; он жрал ложками амфетамины… И ничего. Выкарабкивался. Домой доползет, как дворовая собака раны залижет и обратно.
Эти его порывы наступали спонтанно. Я сомневаюсь, что даже он сам мог контролировать их появление.
При мне это случалось лишь раз. Можно сказать, повезло.
Очень часто по субботам мы оставались дома, пили вино, курили, смотрели фильмы и разговаривали ни о чем. Уличная суета нас утомляла. Обоих. И он, и я любили быть в компании. Но это очень быстро надоедало, и впоследствии становилось противным девайсом нашей жизни. Люди вокруг становились излишне назойливыми. Они раздражали. И вот тут каждый из нас понимал, что пора сваливать к чертовой матери из этого мира в свой собственный. В мир, где есть только то, что действительно нужно. Ничего лишнего, только самое необходимое.
В один из таких вечеров он ввалился в квартиру с двумя огромными пакетами еды и бухла, тяжелой сумкой-почтальонкой наперевес с цепями на штанах, и маленьким бумажным пакетиком в зубах. Я вышла его встречать в тот момент, когда он уже добрался до кухни, свалил пакеты на обеденный стол и с тяжелым вздохом рухнул на кухонный диван.
- Привет, - сказала я, стоя в дверях кухни.
Он поднял руку и не меняя положения просипел ответное «привет, малыш». Я начала монотонно разгружать пакеты, он лежал на диване, курил и рассказывал мне о тяжелой трудовой пятнице, о мудаке-начальнике, о пиздеце на дорогах, о том, «как же ему надоело в этой грёбаной стране» и о планах на субботу.
Со стороны мы смотрелись как идеальная семейная пара. Мы вместе жили, вместе ели, вместе спали. Все его друзья считали нас парой. Но никто из этих пидарасов ни разу не задался вопросом «Какая в хуй пара, когда девчонке 15, а ему 24?»
Ну не суть.
Мне тогда нравилось играться во взрослую девушку. Как в барби, только Кен разговаривает и имеет собственное мнение, но по традиции жанра, я бы даже сказала, по правилам игры обеспечивает Барби розовыми расческами, платьями и единорогами.
Поужинали. Побесились. В плане игрищ он был абсолютным ребенком. Даже хуже меня в то время.
И вот наступил этот страшный момент приступа необоснованного риска. Теперь, спустя столько времени я понимаю, что наступил он ещё раньше. Ещё до того, как мы включили какой-то фильм, выключили свет и завалились с чипсами и винищем на кровать. И даже до того, как он пришел домой. Вероятнее всего, приступ накрывал его все предыдущие два дня, но он обдумывал тактику поведения. Он не хотел меня пугать.
И именно поэтому он подождал пока мой детский организм расслабится под воздействием дорогого алкоголя и только потом принес из кухни маленький бумажный пакетик, который держал в зубах, когда пришел и сразу же куда-то спрятал, когда я начала разбирать пакеты.
Все происходило как-то странно. Он достал из прикроватной тумбочки черную коробку. Из неё извлек маленькое зеркальце. Из бумажного пакета он вытащил целлофановый сверток с порошком нежно-розового цвета, насыпал немного на зеркальце и начал долго и упорно разбивать порошок на две ровных тоненьких «дорожки». Потом аккуратно положил лезвие, которым «делил» дорожки обратно в черную коробку и достал оттуда серебряную трубочку какой-то странной формы с выгравированными узорами. Он по очереди приставил трубочку к каждой ноздре и глубоко вдохнул в себя весь порошок, который был на зеркале. Почему-то в тот момент мне захотелось смеяться. Весь этот процесс был для меня каким-то не серьезным что ли. Как в кино, когда плохие дядьки нюхают всякую хрень через свернутые сотенные банкноты. А уж когда он облизал с зеркала остатки порошка, я не выдержала и издала какой-то странный булькающее-хрюкающий звук, ибо с понтом дела ржать в голос было бы как-то неуместно.
И только когда он расслабленно откинулся на спинку кресла и растянул на лице противную улыбку, я поняла ЧТО сейчас произошло. Вдруг я почувствовала дикое омерзение к этому человеку, которому могла признаться в безграничной любви ещё несколько минут назад. Он даже как-то изменился внешне. Он уже не был тем красивым парнем с милой и пленительной улыбкой. Он был похож на отвратительное существо с серым цветом лица и сумасшедшим оскалом. Его глаза были пустыми. Они бесцельно скользили по потолку. Руки были сложены на груди в замок. Пальцы слегка подрагивали. Он дышал прерывисто и постоянно улыбался.
Не в силах больше смотреть, как мою любовь кроет приход от розовой дряни, я ушла на кухню. Закрыла дверь, выключила свет, зажгла конфорки и начала курить.
15 сигарет спустя он постучал в дверь кухни.
- Уйди.
- Открой дверь, я хочу поговорить.
- Я не хочу разговаривать с наркоманом.
По ту сторону двери стало тихо. Гнетущую тишину нарушало только негромкое гудение конфорок. По опустившийся на пол тени, я поняла, что он сел возле двери. Щелчок зажигалки. Он прислонился спиной к двери.
- Это кокаин. Я нюхаю его раз в две-три недели. Я это показал только потому что не хочу тебе врать. Кто я – наркоман или просто слабый человек – решать тебе. В любом случае, я себя наркоманом не считаю. Типичный наркуша готов на всё ради дозы. Он зависит от неё. Она нужна ему, чтобы жить. А я её боюсь. Я боюсь того эффекта, который дает мне кокаин. Это слишком хорошо. Слишком идеально. Пугающе красиво.
Он замолчал. Я тоже молчала. Мне нечего было ему сказать.
10 минут спустя он ушел в спальню.
Ещё через 20 я пришла к нему.
Он сидел на кровати, облокотившись спиной об гредушку, согнув ноги и медленно выдыхая сигаретный дым из ноздрей. Когда я подошла к нему, он обнял меня и прислонился щекой к моему животу. Мы молчали. На столе стояла черная коробка.
- Не делай этого больше при мне.
Он закивал.
На следующий день, когда я проснулась, черная коробка обшитая бархатом исчезла и больше никогда не попадалась мне на глаза.


P.s.: Вот ведь какая жуткая ирония. Никогда не думала, что всё будет вот так. По сути, ещё ничего не случилось, но мы-то с тобой знаем, что решение уже есть. Слишком хорошо, чтобы быть правдой, говоришь?.. Рискнем?..



@музыка: SIXX A.M. - Pray For Me

@настроение: hope that I won’t die before the best day of my life

@темы: 31 день жизни, адрес получателя ~Небо. Облако №12~