Fargo Stinker

 

Очень тяжело находиться в постоянной борьбе за собственную жизнь. Здравомыслящее полушарие мозга прекрасно понимает, что если дать себе волю и начать обсасывать собственное несчастье дело закончится, в лучшем случае, очередным нервным срывом и запоем. Про худшее и думать как-то не хочется. Только вот эмоциональная составляющая слабого, уставшего и безгранично замученного организма воет от своей ничтожности и слабости. Где та, что ломала чужие хребты? Где та, что не ценила тех, кто молил об этом? Где она – эта жестокая сука, которой было наплевать на чужую жизнь?..


Жить в рок-н-ролле сложно. Очень тяжело именно морально. Физически вообще не реально. Люди рок-н-ролла умирают очень быстро только потому, что он [рок-н-ролл] их сжигает. Дотла. Совсем. Не остается ничего. Даже воспоминаний. По физическим показателям бьет алкоголь, наркота, сигареты, секс, отсутствие нормального сна. По моральному лупит только то, что у таких людей жутко развита эмоциональная сторона в характере. Импульсивность, вспыльчивость. Если жить, то ярко. Если умереть, то быстро и в кураже. Если любить, то безгранично. Если ненавидеть, то всем сердцем. Каждая мелочь, каждое слово, каждая картинка могут вызвать сильнейшие эмоциональные переживания. Либо вселенскую радость, либо дикую звериную боль. И никак иначе. Середины нет. Либо черное, либо белое. Либо всё, либо ничего. Это убивает. Вытягивает все силы, загоняет до смерти, но дает тот самый драйв, без которого нельзя. Вопрос выбора: что нужно именно тебе? Каждый сам делает этот выбор, и сам отвечает за последствия, которые непременно наступят.

И вот мы с тобой не можем же по-другому. Нам ведь нужно именно это. Нам ведь надо страдать. Даже несмотря на возраст. И ты, и я одинаково подходим к этой жизни. В теории каждая из нас гений, а вот на практике такие дуры.

Три дня в белом медицинском чистилище, и вот опять прокуренный бар с шампанским, разговорами «за жизнь», ноющей болью и тотальным счастьем. Потом неожиданный понедельник. Очередной стресс, и вот уже вечером во вторник тот же белый медицинский ад. Те же белые стены. Тот же отвратительный запах стерильных повязок. Та же «любимая» капельница. Те же транки в кровь. То же мерзкое одиночество. Сомнительная компания из собственных мыслей, темнота в
одиночной палате, дежурные визиты медсестер, стаканы с тошнотворным чаем, блок сигарет. Меня тут ненавидит всё отделение. Ещё бы! Я так не вписываюсь в их стерильный мир из собственных стонов-вздохов «ах как нам плохо». Все, кто тут находится – все до единого страдают о своих несчастных жизнях. О том, что вот-вот придет конец. О том, что ещё так много хочется сделать, так много хочется сказать, так много хочется увидеть. И только я одна бегаю по коридору от палаты до пандуса, чтобы покурить. Только я дружу с медсестрой, которая тайком и по великому блату приносит мне кофе с молоком. Только из моей палаты орет музыка. Только я ржу по ночам, разговаривая по больничному телефону с Сашкой. Только я одна не думаю о том, что это кардиология и о том, что попадают сюда не просто так. Почему? Дура потому что. Как-то наплевать на себя. Только по ночам бывает очень страшно. А вдруг…


Это момент слабости, на самом-то деле. Никто не должен его видеть. Для публики у нас должно быть всё хорошо. Нам не должно быть больно. Мы должны быть веселы и счастливы. Только так можно выжить. Чуть что, где-то на секунду облажаешься и покажешь, что тебе плохо – растопчут. Мгновенно. Понять ничего не успеешь. Слабых никто не любит. Жалость убивает. Больных выгоняют из стаи. Хочешь жить – умей говорить, что всё прекрасно, незаметно запихивая кишки обратно в живот и штопая дыры в теле. Только так. Никак иначе. Суровые законы животного мира, мать твою. Завтра же наступит, оно не может не наступить. Хотя, если по-честному, иногда очень не хочется видеть очередной рассвет. Иногда всё, что нужно, это бесконечная ночь. Просто потому, что ночью как-то спокойнее, если, конечно, не давать волю эмоциям.


Я выбрала не лучшее место и время для своих эмоций. Интересно, сколько ещё это продлится. Как долго я буду пытаться себя простить? Когда я пойму, что надо перестать дорожить? Когда увижу, что они не похожи? Когда перестану вестись на откровенную провокацию в виде он-лайн перфомансов? Когда, когда, когда… А можно ли вообще жить как-то по-другому? Без всей этой жести, без всех этих вывертов, без самобичевания, без мозгового мазохизма? Смогу ли, надо ли?..


О, как много вопросов-то. И ни одного ответа, и ни одного ЦУ.


Сейчас-то понятное дело спокойно. С той дозой транков, которые мирно дрейфуют у меня в крови, по-другому и не может быть. Только нормальных людей они обычно усыпляют, а меня бодряки лупят со страшной силой. Спасибо хоть музыку не отобрали. Она хоть как-то умиротворяет и уводит от пагубной привычки много думать. Она и Сашка. Беззащитные слизни, твою мать. Поговорили же мол не надо вестись на все эти показательные выступления. Ага! Через 10 минут фотография. Через 5 минут скачок давления, новая доза медицинского яда, негодующий ор главного врача, капельница и слезы. Это мы так не реагируем на перфомансы. Круто, да? Над силой воли, конечно, ещё работать и работать. В теории всё хорошо, каждый вариант шоколадный. На практике только всё гораздо хуже и мрачнее. Ну ничего. Переживем. Всё будет хорошо. У нас просто нет другого выбора.

@музыка: Танцы Минус - Не меняй меня

@настроение: запрыгнуть в старый автобус, уехать к старым друзьям и слушать, как наливают пустую водку в стакан

@темы: мысли, for someone, Onu says...